Москва, Россия     Ancy le Franc, France

  • Белый Instagram Иконка
  • Facebook Clean

100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ СОФУ ТЭСИГАХАРА - ОСНОВОПОЛОЖНИКА ИКЭБАНА “СОГЭЦУ”

Софу Тэсигахара - ровесник века. Он родился 17 ноября 1900 года в семье, имевшей самурайские корни - его отец профессионально владел воинскими искусствами. После Реставрации Мэйдзи самурайские кланы были расформированы, и отец Софу, Тэсигахара Хисадзи, как и многие люди его круга, остался без средств к существованию. И тогда он решил зарабатывать на жизнь, преподавая искусство икэбана, ибо икэбана была неотъемлемой частью культуры воинского сословия, и выходцы из самурайских семей владели этим искусством. Хисадзи переехал из родных мест в новую столицу страны - Токио, и вскоре в одном из районов города появилась вывеска “Японское общество по изучению икэбана”. 

Софу был старшим сыном в семье. Воспитывал его отец в чрезвычайной строгости. Как известно, он не дал Софу поступить в среднюю школу, хотя тот успешно выдержал вступительные экзамены. Причина заключалась в том, что отец стремился с младых ногтей привить сыну способности к икэбана, видя в нем своего преемника, наследника своего дела, и поэтому не поощрял в сыне никакие другие интересы, кроме этого. 

Сам Софу мечтал стать художником, но, не смея перечить непоколебимому в этом отношении отцу, он как будущий наследник дома упорно и постоянно шлифовал свои навыки в искусстве икэбана.

Отлученный от школы, Софу с удовольствием сам занимался своими любимыми предметами, и очень быстро расширял свои познания и таланты. Он всему учился сам - это был, действительно, человек-самородок. По ночам, когда все укладывались спать, Софу, взяв фонарь и с головой укрывшись одеялом, писал картины, учил английский язык, словом, обязательно чем-то занимался. 

“Жизнь так переменилась, что без английского чувствуешь себя в ней полным олухом”, - говорил он. Поэтому за границей он всегда со всеми разговаривал по-английски без переводчика”, - вспоминает его жена Хама. - “Тебе понятно?” - постоянно спрашивал он меня. И добавлял: “Во всем можно разобраться, если понятны основы”.

 

Еще в совсем молодом возрасте Софу начал вместе с отцом преподавать в “Японском обществе по изучению икэбана”. 
 

Снова обратимся к воспоминаниям супруги Мастера:

“Сначала я изучала традиционные стили икэбана. Но однажды подруга сказала мне, что очень интересно проходят занятия в “Японском обществе по изучению икэбана”, и я пошла заниматься в класс Тэсигахара Хисадзи, отца Тэсигахара Софу. Хисадзи и Софу проводили занятия в разных аудиториях, но студентам Хисадзи дозволялось свободно приходить и на занятия к молодому учителю, то есть к Софу, и вскоре ученики чуть ли не в очереди стояли, чтобы попасть к молодому учителю, а, так сказать, “большой сэнсэй” в это время сидел подремывал. Я это тоже быстро поняла и часто, показавшись у “большого сэнсэя”, быстро перебегала к молодому, а иногда шла прямо к нему, то есть, как говорится, “училась и на старых, и на свежих цветах”.

Когда я вышла замуж за Софу, то была поражена тем, насколько строгим человеком оказался свекор. Софу, который сам делал только то, что ему хотелось, часто сталкивался на этой почве с отцом - человеком старых правил. И когда Софу и его отец начинали словесные баталии, мы со свекровью обычно выходили из комнаты. Очень скоро двое мужчин начинали просто кричать друг на друга, но поскольку и Софу, и его отец были людьми умными, то в конце концов они выходили из комнаты с таким видом, будто ничего не случилось. Отец, по-видимому, был недоволен тем, что сын рано отделился от него и стал жить своим домом. Однако, может быть, именно благодаря этому противостоянию и возникла новая, реформаторская школа икэбана, икэбана новой эпохи. 

Найдя в себе силы пойти против течения, Софу выступил против традиционной школы икэбана, к которой принадлежал его отец, так что тот лишил его наследства. Софу ждала исключительно скучная жизнь в сонном царстве, каким был тогда мир икэбана. Но молодой человек благодаря своей неистовой тяге ко всему новому сумел отстоять свои принципы и, в конце концов, вырваться из рамок прежних достижений икэбана”. 

 

Хироси Тэсигахара, сын Софу, нынешний глава Школы “Согэцу” (2000 год), в своей статье “Нам нужен Софу” пишет: “Как мне кажется, именно благодаря тому, что произведения Софу вырвались из рамок чистой икэбана в новые творческие и эстетические области, в них стали столь отчетливо видны новые духовные и материальные начала. Софу сам выбрал себе свою миссию - миссию вечного творчества, постоянного созидания нового. А началось все с судьбоносного противоречия между отцом и сыном. Пойди тогда сын на компромисс - он бы перестал существовать как личность. Ему нужно было что-то преодолеть, нужно было повести себя как сжатая пружина, нужно было сделать исключительно трудный выбор. Пойди Софу тогда на мировую - он никогда бы не вышел на просторы свободы, никогда бы не взлетел на невиданные прежде в мире творческие высоты”. 

 

Итак, в мае 1927 года Софу Тэсигахара основывает новую школу в искусстве икэбана - Школу “Согэцу”, и с этого момента “Согэцу” начинает завоевывать сердца и души многих людей во всем мире, и, в том числе, в России. 

Но вернемся к творческой биографии Мастера, говоря о котором, очень часто приходится употреблять слово “впервые”.

В 1928 году он организовал первую выставку икэбана “Согэцу” в токийском районе Гиндза. В 1929 году впервые в истории об икэбана заговорили по радио: Софу начал вести на радио NHK программу “Введение в нагэирэбана и морибана”.

1932 год отмечен в биографии Софу тем, что он, тоже впервые в истории икэбана, обратился к созданию крупных композиций, а также разработал новые подходы к освещению работ. Кстати говоря, именно Софу и именно в это время ввел систему платного посещения выставок икэбана. 

Благодаря своему таланту и потрясающей работоспособности Софу еще в довоенные годы выдвинулся в число лидеров реформаторского направления в этом искусстве, которое получило название “Новая икэбана”. 

Первые послевоенные годы были отмечены открытием его класса икэбана для жен американских армейских офицеров, расквартированных в Японии - Софу Тэсигахара создал для них так называемый “Бункер-клуб”. Помимо этого, он, конечно, продолжал вести свои занятия и со своими японскими слушателями.

Мне показались интересными воспоминания об этом времени Хориэ Хосиэ, одной из учениц Софу, опубликованные в одном из журналов “Согэцу”: “После окончания войны началось восстановление Японии. Появились новые веяния в жизни нашей страны, да и общество в целом сильно изменилось. Под руководством Софу начала быстрое развитие Школа “Согэцу”. Как говорится, “дракон призвал тучи”. 

Бурная деятельность Школы получила большую известность как внутри страны, так и за рубежом. Я и мои коллеги, в то время еще весьма молодые учащиеся, тогда, конечно, еще не понимали всей глубины таланта Софу. Мы только приходили в полный восторг от нашего учителя и стремились перенять у него основы мастерства... 

Однажды кто-то принес в класс в качестве материала для занятий цветы луффы (японское название - хэтима). Сейчас они, конечно, не редкость, но тогда, после войны, казались чем-то неповторимо диковинным. Тогда ведь все, что хоть отдаленно напоминало овощи, купить было чрезвычайно трудно. Софу-сэнсэй, увидев луффу, сказал, что из нее получится замечательная композиция, и долго хвалил ученика, который принес ее в класс. Тогда другие ученики, заметив это, тоже стали приносить на занятия редкие тогда вещи, например, орехи, и наши занятия становились день ото дня все интереснее и увлекательнее. Студенты забывали все невзгоды и с увлечением занимались икэбана...

Софу был удивительно притягательным, располагавшим к себе человеком. Много раз случалось так, что, начиная заниматься с группой, он постепенно переходил к обучению отдельных студентов и работал с каждым индивидуально. И это не могло не находить отклика в сердцах слушателей...

Своим даром предвидения, своим душевным складом, а затем и многолетним опытом руководства Школой сэнсэй всегда производил на нас очень сильное впечатление. 

“Есть множество вещей, которые реально существуют в душе человека, но не видны его глазу”, - говорил Софу. В широкой душе самого Учителя существовала целая вселенная, в которой размещались мириады вещей и явлений.

Сэнсэй познакомил с искусством икэбана огромное число людей из самых разных стран, совершил большое количество поездок по всему миру. И я, и Мори-сэнсэй, мой старший товарищ по школе, получили от него множество наставлений и ценных советов, и за это глубоко ему благодарны. Впрочем, в ответ на тот след, который он оставил в наших душах, на то, что он сделал для нас, вряд ли можно подобрать достойные слова благодарности... 

 

В начале 1950-х годов Софу делает новый шаг в своем творчестве - в 1951 году он впервые показывает на своей персональной выставке в Токио не композицию в традиционном стиле, а некий “объект” под названием “Мудзин-эн”. Такие его произведения, как Hand, “Виртуальный образ”, “Локомотив”, “Подсолнухи”, “Две птицы “ становятся классикой новой икэбана. 

В пятидесятые годы складывалось и многое из того, что впоследствии стало отличительной особенностью, визитной карточкой “Согэцу”. Так, например, в 1953 году Мастер впервые организовал свою персональную выставку в универмаге “Такасимая” в токийском районе Нихомбаси. С тех пор выставки в универмагах “Такасимая” стали традиционными и проводятся каждый год.

В 1958 году Софу и его школа был удостоены большой чести - поставить композицию из цветов в главном храме страны восходящего солнца - синтоистском святилище Исэ. Композиции икэбана, созданные в синтоистских и буддийских храмах, традиционно рассматриваются в Японии как приношения божествам, и это событие знаменовало собой для Мастера и его последователей очень и очень многое.

1950-е - начало 1960-х годов - это время выхода Мастера и его школы на мировую арену. 1955 год - персональная выставка Софу в Париже, 1959 год - персональная выставка в Нью-Йорке, 1961 год - снова персональная выставка в Париже... Софу приглашают выставить свои работы в Турине, участвовать в качестве почетного гостя в выставке “Искусство и природа”, которая проходила в Венеции... Французское правительство награждает художника Орденом Искусства и литературы и Орденом Почетного легиона, а журнал “Тайм” называет его “японским Пикассо в искусстве аранжировки цветов”. 1968 год стал особенно знаменательным для отечественных любителей икэбана - этом году Софу Тэсигахара посетил СССР. 
 

Основатель и бессменный руководитель Московского клуба икэбана, наш учитель Нина Павловна Николаенко, которая всюду сопровождала Мастера в этой поездке, вспоминает: “Софу прилетел в Москву 25 июля 1968 года и улетел в Париж 23 августа. Почти месяц он находился в СССР, устраивал выставки и проводил демонстрации в Москве, Ленинграде, Киеве, Сочи. Было проведено четыре большие персональные выставки, в том числе в Музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и в Эрмитаже, в его Золотой комнате, которая была предоставлена Мастеру по особому разрешению тогдашнего Министра культуры Е.А. Фурцевой. Эти выставки посетили свыше 100 тысяч человек, более 2000 человек побывало на демонстрациях, которые проводил Софу”... 

 

И снова - череда выставок и демонстраций, каждая из которых становится событием в художественном мире. В 1970 году Софу участвует во Всемирной выставке ЭКСПО-70 в Осака, в 1971-1972 годах проводит персональные выставки в Париже и Кёльне...

В 1973 году Мастер принимает участие в церемонии подношения цветов в киотосском храме Тодзи, посвященной 1200-летию со дня рождения буддийского святого Кобо Дайси, а также в церемонии, которая проходила в храме Тодайдзи в Нара и была посвящена 1200-летию со дня кончины буддийского проповедника Робэна. В 1978 году состоялась совместная выставка с сыном Хироси и дочерью Касуми в универмаге “Такасимая” в Токио. 
 

Софу Тэсигахара делает композицию в Эрмитаже. 1968 год.

Кири Тэсигахара, внучка Софу, ныне ответственный секретарь “Согэцу” в странах Северной Америки, так говорит об этом периоде творчества Мастера: “В музеях европейских стран тогда проходило множество выставок его работ, и в европейском мире искусства Софу был известен скорее не как основатель направления в икэбана, а просто как один из замечательных японских художников. В этом я смогла убедиться лично, когда позднее приехала в Европу. Но к тому времени, когда во мне проснулось понимание этого, дедушка уже ушел из жизни. Как бы мне хотелось не спеша с ним поговорить, узнать, что он думает о жизни, о своем опыте, об искусстве, о Школе икэбана “Согэцу”...

Откуда в нем такие таланты? К великому нашему сожалению, мы уже никогда не услышим ответа на этот вопрос от него самого. Но мы можем попытаться понять это, глядя на других людей, похожих на Софу, изучая то наследство, которое он оставил нам в искусстве. И я горжусь тем, что в моей жизни было такое ничем не заменимое сокровище - мой дедушка”. 

 

Когда он успевал все делать? Вспоминает Рю Исикава - одно время он был секретарем Софу Тэсигахара:

“Человеку нужно спать три часа, - в шутку говорил Софу, - Когда отдыхаешь восемь часов - с головой становится совсем плохо”. 

“Я нередко ездил с Софу и его женой в машине от их дома до здания “Согэцу” и вел с сэнсэем разговоры на разные темы. Хотя до здания “Согэцу” ехать совсем немного, темы разговоров были всегда самыми важными и серьезными. Впрочем, естественно, встречались и шутки. Были и такие дни, когда мне очень хотелось, чтобы машина побыстрее доехала до здания “Согэцу”. Но чаще всего он говорил со мной о делах серьезных. До сих пор помню, как мне хотелось оттянуть тот момент, когда мы подъедем к зданию Школы, и он скроется в своем кабинете... ” 

 

В 1979 году Софу Тэсигахара скончался в возрасте 78 лет. 

Со дня кончины Софу прошло уже более 20 лет, и сегодня мало тех, кому довелось своими глазами видеть его работы. Отмечая 100-летие со дня рождения Мастера, мы счастливы тем, что сегодня можем встретиться и побеседовать с людьми, которые были лично знакомы с Софу и хорошо помнят его произведения.

Несколько слов о супруге Мастера. Она сейчас здравствует; мне посчастливилось встречаться с ней, когда я была в Токио на 70-летии Школы “Согэцу”, и я была поражена тем, с каким почтением относятся к ней окружающие. Хама Тэсигахара - Почетный президент Школы “Согэцу”, и все дипломы и сертификаты, которые удостоверяют нашу принадлежность к Школе “Согэцу”, несут на себе ее каллиграфически исполненную подпись.

Идеи Софу Тэсигахара и сейчас живут в его последователях, в Школе “Согэцу” и оказывают огромное влияние на художественный мир.

Ольга Фомичева.

Статья написана на основе выступления на вечере,
посвященном 100-летию со дня рождения Софу Тэсигахара,
который прошел в Москве 18 ноября 2000 года.